Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Как Крым выбрал между цивилизацией и дикостью

        Вот  вам    к  третьей  годовщине  возвращения  Крыма  в  состав  России    отрывки из     статьи  оптимиста  Ростислава  Ищенко.
         На территории Российской империи, СССР и современной России есть небольшой полуостров, часть которого периодически входила в состав единой Римской империи, а затем закрепилась в составе Восточного Рима (Византии) почти до её падения.
         Город Херсонес, с округой, входящий в черту современного Севастополя, занимал в античности такое же стратегическое положение в Чёрном море, как и нынешний Город русской славы. Была ли надобность контролировать прибрежные страны или просто бороться с пиратами, именно из Херсонеса эскадры по кратчайшему пути могли проследовать на север и на юг, на запад и на восток Чёрного моря. Контролировавший Херсонес, контролировал море и прибрежные территории. Поэтому римский гарнизон и стоял в городе практически безвылазно, начиная с эпохи Августа и заканчивая четвёртым веком нашей эры. И римские эскадры  там базировались.
          В 1399 году татарский темник Едигей уничтожил Херсонес настолько надёжно, что, несмотря на выгоднейшее стратегическое положение, город не возродился. Только в конце XVIII века, с переходом Крыма под власть России, рядом с бывшим Херсонесом был основан Севастополь. С тех пор судьба Крыма была неразрывно связана с Россией, а судьба Севастополя с флотом. Как ранее из Херсонеса, эскадры, базировавшиеся на Севастополь, могли по кратчайшему пути наносить удары в любом направлении, держа под контролем не только Чёрное море, но и его побережья.
          Так продолжалось до конца 1991 года. Но в декабре 1991-го распался Советский Союз, а в 1992 году в Крым и в Севастополь пришли варвары. Они называли себя украинцами, хоть большинство из них носит русские фамилии и говорит по-русски до сих пор. Они читали те же книги, молились тем же богам, носили ту же одежду и ели ту же пищу, что и жители Крыма. Буквально вчера они были вообще неотличимы. Но они чужими. Чужими украинцы стали Крыму несмотря на то, что очень хотели быть своими.
         В Киеве знали, что получили русский Крым случайно – Ельцин не хотел лишних проблем. Ещё более случайно и даже вопреки международному праву в состав независимой Украины вошёл город союзного подчинения и главная база Черноморского флота Севастополь. Он даже в состав УССР не входил. Но раз добро свалилось на голову – его надо оприходовать.
          В Киеве понимали, что Севастополь – русский город, а Крым – русская земля. Знали, что население города и региона тяготеет к России больше чем любые прочие, самые русофильские регионы Украины. В Киеве боялись, что эти настроения в конечном итоге приведут к тому, что Крым и Севастополь придётся отдать. Киев не хотел отдавать. В Киеве решили, что снять проблему может украинизация и татаризация Крыма.
          Авторство идеи по праву принадлежит бывшему второму секретарю ЦК КПУ, затем председателю президиума Верховного Совета УССР и, наконец, первому президенту Украины Леониду Макаровичу Кравчуку. Кравчук – не Наполеон Бонапарт, не Джордж Вашингтон, не Иван III Васильевич, не князь Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен и не граф Камилло Бенсо ди Кавур. Он – не создатель государства. Он – пользователь государства, свалившегося на него с неба. Но он был не глуп. И опасность для своего домена от стремления Крыма в Россию увидел. Ведь, если сможет уйти один регион, за ним могут последовать и остальные.
          Кравчук принял меры противодействия. Но варвар, захвативший Рим, усевшийся в курульное кресло в сенате и надевший императорский пурпур, может считаться императором, однако не владеет даже основами имперской политики. Методы «умиротворения» Крыма, использованные Кравчуком были методом варвара.
          С точки зрения варвара, Кравчук действовал мудро. Он дал старт повальной украинизации русского Крыма, повесив на него в нагрузку ещё татаризацию. Именно Кравчук пригласил крымских татар возвращаться в украинский Крым.
          С точки зрения варвара, всё было продумано идеально. Чужое племя, жившее в Крыму (русские), получало выбор между украинизацией (то есть не очень значительным изменением традиций) и жёстким противостоянием чуждому и жаждущему реванша племени (возвращающимся татарам). При этом Киев должен был выступать в роли третейского судьи. В идеале, через лет 20-30 русские Крыма должны были бы стать абсолютно лояльными Крыму украинцами, а крымские татары (которым обещали, но не дали помощь и землю) выбирать между украинизацией и маргинализацией.
          Если бы эти события происходили во времена Ахеменидов или Селевкидов где-нибудь на варварской окраине Ойкумены, так бы всё и было. Племена живут именно в таком режиме. Только одного не учитывал Кравчук. Крым давно уже жил в условиях современной цивилизации. В Крыму могли быть не очень ровные дороги и давно некрашенные дома. Но Ливадийский, Массандровский и Воронцовский дворцы, Ласточкино гнездо, дворцы Бахчисарая и развалины Пантикапея и Херсонеса Таврического, волошинский Коктебель и город двух осад – Севастополь, вместе с сотнями других исторических мест создавали культурное пространство, совершенно недоступное пониманию рождённого в селе Великий Житин захолустной (до 1939 года польской окраины) Ровенской области паренька.
          Те меры, которые стимулировали бы самого Кравчука к естественному перестроению (вплоть до смены языка, религии – о половой идентичности речь тогда ещё не шла), только раздражали крымчан, принадлежавших к совершенно другому цивилизационному уровню. Для них жизнь в очерченном Киевом пространстве напоминала жизнь профессора-антрополога, случайно перенесшегося из уютного кабинета в престижном университете прямо к костру на стойбище тех, кого он изучал.
         Естественная реакция крымчан была – так жить нельзя. С тех пор, активное или пассивное, поддержанное или саботируемое элитой полуострова, но сопротивление в Крыму продолжалось все годы украинской власти. Даже ездившие летом отдыхать в Крым галичане, собираясь домой, с чувством глубокого удовлетворения говорили «повертаємося в Україну», констатируя, что находились за пределами украинского пространства.
          То есть, вместо того, чтобы сломать крымчан, «метод Кравчука», с большей или меньшей степенью интенсивности применявшийся и всеми последующими украинскими властями, их консолидировал. И консолидировал именно в противостоянии любой власти в Киеве, как варварской, цивилизационно чуждой, по правилам которой невозможно жить, как не мог бы жить Пушкин в стойбище алеутов.
          Но и с крымскими татарами у Киева получилось неладно. В результате, когда Крым в 2014 году начал возвращение из варварства в цивилизацию, украинские власти на полуострове вообще никто не поддерживал. Русское население Крыма считало, что в России будет лучше, потому что дома. В Севастополе радовались восстановлению исторической справедливости («Севастополь останется русским»). Татары были равнодушны, считая, что хуже чем при Украине не будет.
          Но ведь в Крым вернулась цивилизация. А цивилизация (в отличие от племени, озабоченного сохранением своих «важных» «национальных особенностей», вроде количества перьев в голове, колец в носу и способа повязывания набедренной повязки) обеспечивает всем равные права и равные возможности.
          Когда русские жители Крыма узнали, что оказывается можно практически моментально восстановить дороги (большая часть которых давно превратилась в подобие горных троп), что можно начать не декларативную, а реальную ликвидацию самовольной застройки пляжей частными домами и коммерческими владениями, что зарывающихся чиновников оказывается можно сажать, что (в отличие от украинских времён) гордое звание «активиста-общественника», кормящегося с руки правящей партии, тоже не освобождает от уголовной ответственности, они, может быть и были удивлены, но не очень сильно. Скорее они огорчились тому, что никто из «активистов-общественников», служивших киевскому режиму не только не повешен на ближайшем кипарисе, но даже не сел в тюрьму, а чиновники-коррупционеры-украинизаторы лишь сменили погоны, флаги и гербы и служат дальше. И сколько им не объясняй, что с Камчатки им честных чиновников не завезут – там своих профессионалов не хватает. Всё равно, ум понимает, что по-другому нельзя, а сердце требует справедливости.
          Тем не менее, у русских жителей Крыма был очевидный повод для радости. Русские вернулись в Россию. Даже если бы Москва оказалась не лучше Киева, всё равно приятнее и спокойнее жить в своей стране, чем там, где тебя считают в лучшем случае недочеловеком, а то и вовсе не человеком. Но оказалось, что в социальной сфере Россия в Крыму за три года сделала больше, чем Украина за 25 лет, причём не в разы, не на порядки, а навсегда.
***
          У Киева были все возможности навсегда (вернее на обозримую историческую перспективу) оставить Крым и Севастополь себе. Но для этого надо было действовать цивилизованными методами. Проповедующий ненависть к чужакам трайбализм, требующий убить и съесть незнакомца, ибо он может быть опасен (уже опасен своей инаковостью) уходит в прошлое даже у папуасов. Тем меньше шансов на успех он имел в промышленной Украине. Скатывание страны в варварство однозначно приводило к уходу наиболее цивилизованных регионов и к эмиграции миллионов не мыслящих себя вне цивилизации личностей.
         Удел оставшихся – деградация. Если цивилизованный мир не сможет найти достаточное количество ресурсов для реставрации цивилизации на Украине, то самостоятельно она уже не справится.
          Варваризировавшаяся Украина будет идти по пути упрощения общественных отношений, нравов и быта. В конечном итоге предпоследний украинец («патриот») не только убьёт, но и съест последнего украинца («европейца»). И произойдёт это не из-за идеологических разногласий (к тому времени, пятью оставшимися в обиходе словами очертить канву научной дискуссии будет просто невозможно), а исключительно потому, что человек – это мясо, мясо – белковая пища. Оно укрепляет организм и увеличивает шансы выжить. А кого ты съел на завтрак: друга, брата, приятеля – не так уж и важно.
          Какие-то варварские племена погибали, какие-то с течением времени создавали собственную цивилизацию. Но если цивилизация скатывалась до уровня варварства, то дальше её могло остановить и восстановить только внешнее воздействие. Иначе путь логически завершался дикостью. Стремительно деградировавшая Украина стадию варварства уже миновала и катится в дикость.
          Нет ничего удивительного в том, что выбирая между ватерклозетами и каннибализмом, Крым выбрал ватерклозеты. Ну а то, что громко вслух мечтавшая о ватерклозетах Украина вместо этого предложила всем своим гражданам кусок человечины – проблема Украины.
         Полностью здесь http://actualcomment.ru/dva-kryma-varvarstvo-i-tsivilizatsiya-1703111842.html
        Постарайтесь  прочесть  полностью,  ибо  зело  интересно…

Tags: Крым, руина
Subscribe

Posts from This Journal “Крым” Tag

  • Улица Александра Захарченко...

    Из русского Крыма пишутЪ. Одной из улиц нового жилого квартала в Симферополе присвоят имя первого Главы Донецкой Народной Республики Александра…

  • Севастополь всегда будет русским!

    Да, за всеми интересностями, появляющимися в интернетах, уследить просто НЕВОЗМОЖНО! Представьте, я только сейчас узрела видео, сделанное в мае…

  • С песней "Крым вернулся домой"!

    Уважаемый charodeyy сообщает, что песней "Крым вернулся домой" в исполнении Ансамбля Черноморского флота предложили встречать в Крыму…

promo sandra_nika march 12, 14:48 8
Buy for 10 tokens
В те дальние-дальние годы, когда не было не только интернета, но и персональных компьютеров и игровых приставок, мы, советские дети, играли в настольные развивающие игры, которые были куда полезнее современных компьютерных игр… Теперь настольные игры вышли из моды - все сидят вставив в уши…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments