Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

  • Music:

Контрреволюция это вам не лобио кушать!

Отличная  и  очень  важная  с  теоретической  точки  зрения  статья. Не  рефлексируем!

...У  Путина есть незыблемый стержень, на который нанизывается вся его прочая, порой меняющаяся, политика и идеология. И этот идейный стержень, который за неимением лучшего, более точного и сложного определения, лучше всего сейчас описать словами поэта:
Два чувства дивно близки нам.
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам
.
Можно назвать это естественной традицией, можно – традиционным естеством. Можно почвенничеством, консерватизмом – как угодно. Тут даже либерал найдёт где заякориться, пристав к «самостоянью человека».
Но кое-чего здесь нет. Здесь нет радикализма и максимализма, здесь нет моды и фантомов. У Пушкина всё предельно конкретно и осязаемо, всё предельно близкое и родное, но при этом стремящее ввысь, а не тянущее вниз. Бог, Родина, Традиция, достоинство и величие человека, сознающего своё место в мире. Всё то, что в последние десятилетия стремилась сокрушить и ниспровергнуть революция глобализма.
Это именно революция, имеющая целью сломать старый мир традиционных национальных государств и утвердить новый по сконструированным в головах и кабинетах чертежах. Это революция, потому что предполагает кардинальную смену миропорядка, подчас насильственным путём и не считаясь с издержками. Это мировая революция, потому что глобальный либеральный миропорядок должен утвердиться во всех уголках мира. Это перманентная революция, потому что этический и религиозный индифферентизм должен захватывать страны и народы последовательно, пока не останется ни одного не вовлечённого в новый миропорядок. Архитекторы новой революции взяли на вооружение идеи Ленина и Троцкого, всего лишь чуть-чуть сменив дискурс и наведя побольше лоска. Но методы и цели – практически те же.
На выходе должен получиться мир единого интернационала (пусть не коммунистического, но либерального – в обоих случаях термины не имеют значения), без государственных границ, без национальных традиций, без религиозных норм, без семейных ценностей, а по итогам без долга, без чести и человеческого достоинства. Всё человечество должно слиться в единый маловразумительный микс с единым правительством и едиными правилами поведения.
Как и любая революция эта тоже с односторонним движением. У людей есть право на свободу мнения, если это мнение совпадает с генеральной линией партии. Если не совпадает, это уже не свобода, а непозволительная ересь, подлежащая истреблению и уничтожению. Толерантность не распространяется на еретиков. Еретиков отправляют на костёр общественного суда и осуждения – пока что. До реальных костров дело ещё дойдет.
Самое страшное, что врага практически нельзя назвать по имени и вступить с ним в бой. Революционеры прошлого века не прятали себя за масками; желающие сражаться чётко видели врага – это большевики, это Ленин и Сталин, это ЦК КПСС.
Сейчас за многоразличными фондами, кафедрами, издательствами, неправительственными организациями, международными холдингами, журналистами, активистами, режиссёрами и прочими неравнодушными конкретного врага разглядеть практически не удаётся. И сопротивляться ему поэтому безумно трудно, всё равно, что биться с колонией муравьёв. Или, как в старой русской сказке, с трехголовым Змеем Горынычем – пока одну голову срубишь, другая вырастает.
Но сопротивление растёт, напряжение в реперных точках всё ощутимее. Даже в уже давно, казалось бы, зачищенных и промытых странах, поднимают голову националисты, консерваторы, традиционалисты, не желающие встраиваться в новый миропорядок, а желающие вернуться в свой старый, добрый, знакомый мирок. Где по улицам ходят мамаши с детишками, а не педики в обнимку; где народы живут на своих землях, а не смешиваются в одном общем котле; где мерилом хорошего и плохого является Священное Писание, а не передача Опры Уинфри; где человек имеет право выбора и право борьбы или отъезда, если не согласен с выбором большинства. Поднимается старая добрая Вандея, поднимается контрреволюция.
Это было неизбежно. Жизнь всегда поломает любую умозрительную схему, какой бы красивой она ни была, и какие бы талантливые пассионарии её ни двигали. Просто потому, что жизнь сложнее и мощнее любых схем и идеологем.
 Революционеры всегда идеалисты, контрреволюционеры – реалисты. Сто лет назад Россия дала миру революционеров-идеалистов, и мир содрогнулся. Сейчас, во многом благодаря собственному накопленному горькому опыту, Россия становится оплотом контрреволюции, а Владимир Путин – её вождём и символом.
Именно потому, что революция – мировая, контрреволюция тоже должна быть мировой. Так оно, по факту, и происходит. Владимир Путин давно стал идолом всех правых националистов и консерваторов, желающих сохранить или вернуть традиционные идентичности, старую добрую семью, страну, веру, и не чувствовать себя при этом ретроградом и дегенератом. Чувство, которое вместе с виной, навязывают революционеры-глобалисты.
Путин не первый, кто сказал, что это неправильно. Но первый, к кому прислушались. Прислушались и восприняли всерьёз в самых высоких и «цивилизованных» кругах. Пока в традиционализм вкатывались дикие африканцы или азиаты, вроде иранцев или арабов, это было не страшно, это можно было списать на дремучесть и отсталость, которые рано или поздно преодолеются и перемелются. Но когда знамя национального суверенитета и традиционного естества поднял лидер ядерной державы, всей своей жизнью и карьерой заставивший себя уважать, волей-неволей к нему приходится прислушиваться и присматриваться.
И прислушались. И присмотрелись. И оказалось, что так можно. Что можно сопротивляться глобализму, держась национальной традиции. Что можно отстаивать суверенитет, не прогибаясь под навязываемые ценности. Что можно по-своему – неважно, по-старому или по-новому, но – по-своему. А не так, как учит Голливуд и дедушка Сорос. Что можно сохранять здравый смысл, и продолжать называть девочку девочкой, и маму мамой, а не так, как чёрт на душу положит. Что можно, наконец, выбрать себе лидера, которому веришь, а не которого раскрутят за три месяца импортные пиарщики.
За всё это «можно» приходится дорого платить. Контрреволюция – это вам не лобио кушать. Но возможность жить по-своему уставу для многих людей дороже. И эти люди признали своим лидером Владимира Путина, человека, который дал такую возможность сначала России, а теперь и всему миру – от Донбасса и Сирии до Италии и Америки.
Русские, которые уехали и уже натерпелись от революционеров-глобалистов, теперь голосуют за Путина. За лидера и вождя контрреволюции, за человека, который даёт им надежду остаться самими собой. За этими русскими подтягиваются прочие бунтовщики-вандейцы, люди, которые хотят жить в разнообразном вообще и в своём в частности мире. Чтобы каждый строил свой мир по-своему и не мешал другому – вот главное упование и идейное ядро сегодняшних контрреволюционеров. Воплощением которых является Владимир Путин.
За это его любят и ненавидят. За это его проклинают и прославляют. За это он войдет в мировую, а не только российскую, историю. Когда мир сходит с ума, всё что нужно, чтобы выглядеть выдающимся, это сохранять здравый смысл. Вопреки всему.
Полностью  здесь - https://www.nalin.ru/putin-vozhd-mirovoj-kontrrevolyucii-6418
Tags: вопросы теории, да здравствует контрреволюция
Subscribe

Posts from This Journal “вопросы теории” Tag

promo nemihail 15:01
Buy for 20 tokens
Рома Петров romapetrov был один из самых живых блогеров в Живом Журнале, но к сожалению Рома ушел молодым... Сегодня увидел сообщение Роминой супруги, Наташи. Наташа воспитывает дочку Ромы, но на днях случилась ещё одна беда. Я спросил у Наташи разрешения опубликовать это…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments