Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Винт Щаранского.

 Льву Натановичу Щаранскому lev_sharansky2  посвящается.

Все события вымышлены, все совпадения случайны.

В одну скверную  осеннюю ночь Лев Натанович Щаранский  ехал с вечеринки у сенатора Маккейна. Проезжая мимо «Матрешки», он увидел, что два окна, выходящих из малого зала «Матрешки», были ярко освещены.  Надо сказать, что в эти дни в «Матрешке» проходил  слет молодежных правозащитных организаций: ВЛКСМ (Всемирного либерально-консервативного союза молодежи), Молодой Гвардии Щаранского и движения «ШИНА». Последнее занималось тем, что прокалывало шины автомобилям  с мигалкой.

«Неужели они там до сих пор зажигают? – подумал Щаранский.  – Предупреждал же их: завтра в 10.00 am у нас важная встреча в  Фридом Хаусе, чтоб были мне как огурчики, а они… Пойду, разгоню их!» - Останови, Барак! – сказал Щаранский своему шоферу-афроамериканцу.

Черный лимузин с мигалкой, взвизгнув тормозами, остановился у «Матрешки».

 

Щаранский вылез из лимузина и пошел в  трактирЪ. Парадная дверь была заперта, но  Щаранский воспользовался задним ходом, хорошо знакомым ему еще с тех пор, когда он служил в «Матрешке» старшим помощником младшего клининг-манагера, и через какую-нибудь минуту стоял у дверей малого зала. Дверь была слегка отворена, и Щаранский,  взглянув в нее,  увидел нечто необычайное. За столом сидели четыре   юных демократа  и играли в карты. Сосредоточенные, неподвижные, с лицами, окрашенными в зеленый цвет от абажуров, они напоминали прапорщиков с Лубянки, или, чего Иегова Свидетель избави, арабских террористов. Еще более таинственности придавала им  их игра. Судя по их манерам и карточным терминам, которые они изредка выкрикивали, это был винт, судя по всему тому, что услышал Щаранский, эту игру нельзя было назвать ни винтом, ни даже  игрой в карты. То было нечто неслыханное, странное и таинственное… В демократах  Щаранский узнал  Соломона Хайкина, Самуила Шмуэля, Сашу Перельмана и Барака Монголова.

- Как же это ты ходишь, чекист лубянский, - рассердился Хайкин, с остервенением глядя на своего партнера визави. – Разве так можно ходить? У меня на руках был  Каспаров сам-друг, Горбачев с женой да  Лешка Навальный, а ты ходишь с  Ромки Доброхотова. Вот мы и без двух! А тебе бы,  чекистская  голова, с  Юры Шевчука ходить!

- Ну,  и что  ж  тогда бы вышло? – окрысился партнер. – Я пошел бы с Шевчука, а у  Самуила Шмуэля Щаранский на руках.

«Мою фамилию к чему-то приплели… - пожал плечами Щаранский. – Не понимаю!»

Перельман сдал снова, и  демократы  продолжали:

-   Правозащитники…

- Два -  диссиденты…

-  Без козыря…

- Ты без козыря?? Гм!.. Оппозиционеры – два… Погибать так погибать, Берия возьми! Тот раз на демократических журналистах без одной остался, сейчас на оппозиционерах нарвусь! Плевать!

- Маленький шлем на демократических журналистах!

- Хожу с грантоеда второго ранга… Бросай, Шлема, какого-нибудь эколога  или блоггера.

- Зачем нам блоггер? Мы и Щаранским хватим…

- А мы твоего Щаранского по зубам… по зубам… У нас  Березовский есть! Быть вам без трех! Показывайте Новодворскую! Нечего вам ее,  суку старую, за обшлаг прятать!

«Моего вагинального боевого друга Валерию Ильиничну затронули… - подумал Щаранский. – Не понимаю».

И не желая  долее оставаться в недоумении, Щаранский открыл дверь и вошел в малый  зал. Если бы перед демократами  явился сам Сталин в шинели и с трубкой, то он не удивил бы и не испугал так, как испугал и удивил их начальник. У  Соломона Хайкина случился приступ медвежьей болезни,   у  Самуэля Шмуэля зачесался афедрон, у  Саши Перельмана застучало в правом ухе, а кавказский патриот  Монголов попытался съесть свой галстук.   Демократы побросали карты, медленно поднялись и, переглянувшись, устремили свои взоры на пол. Минуту в «Матрешке» царила тишина.

-  Ну-с! – начал Щаранский. – Что вы сейчас делали?

- Мы только на минутку, ваше-ство, -  прошептал Хайкин. – Карточки рассматривали… Отдыхали…

Щаранский  подошел к столу и  медленно пожал плечами. На столе лежали не карты, а фотографические  карточки обыкновенного формата, снятые с картона и накленные на  игральные карты. Карточек было много. Рассматривая их, Щаранский увидел себя, своего вагинального боевого друга  Валерию Ильиничну, много своих знакомых правозащитников, оппозиционеров, борцов за свободу, узников совести, демократических журналистов и блоггеров…

- Какая чепуха!.. Как же это вы играете?

- Это не мы, ваше-ство, выдумали, это Хайкин! Сохрани аллах! -  пролепетал кавказский партизан и борец за свободу Барак Монголов. – Мы только пример взяли…

- Объясни-ка, Хайкин! Как вы играли? Я все видел и слышал, как вы меня Березовским били… Ну, чего маешься? Ведь я тебя не пытаю – мы не в  подвалах кровавой гебни! Рассказывай!

Хайкин долго стеснялся и трусил. Наконец, когда Щаранский  стал сердиться, фыркать и краснеть от нетерпения,  он послушался. Собрав карточки и перетасовав, он разложил их по столу и начал объяснять:

- Каждый портрет, ваше-ство, как и каждая карта, свою суть имеет. Как и в  колоде, так и здесь пятьдесят две карты и четыре масти… Правозащиники -  пики, диссиденты – трефы, оппозиционеры – бубны, а червями будут демократические журналисты. Ну-с… Грантоеды  первого ранга у нас тузы, грантоеды второго ранга – короли, вагинальные и анальные  друзья   особ первого и второго ранга – дамы,  грантоеды третьего ранга  валеты, и так далее. Я, например, - вот моя карточка, - шестерка,  так как, будучи…

- Ишь ты… Я, стало быть, туз?

- Пиковый-с, а ее превосходительство ВИН – квин-с…

- Гм!.. Это оригинально… А ну-ка, давайте сыграем! Посмотрю…

Щаранский снял пальто  и, недоверчиво улыбаясь, сел за стол.  Молодые демократы  тоже сели по его приказанию, и игра началась…

Клининг-манагер афроамериканец Ибрагим, пришедший в семь утра убирать «Матрешку», был  поражен. Щаранский, бледный, сонный и непричесанный, стоял перед Хайкиным, и держа его за пуговицу, говорил:

- Пойми же, что ты не мог с   сенатора Маккейна  ходить, если знал, что у меня на руках я сам-четверт. У Шмуэля  батоно Мишико с женой,  три блоггера да мой вагинальный боевой друг Валерия Ильинична, у  Перельмана  оппозиционеры и три мелких правозащитника. Тебе нужно было  с Фильки Киркорова ходить!  Ты не гляди, что они с  демократических журналистов ходят! Они себе на уме!

- Я, ваше-ство, пошел  с  Лейбы Пономарева, потому, думал, у них  Борух Немцов…

- Ах, голубчик, да  ведь так нельзя думать! Это не игра! Так играют одни только чекисты. Ты рассуждай. Когда Перельман пошел  с Моисея Федотова из президентских, ты должен был бросать   Николая Карловича Сванидзе, потому что знал, что у него   Елена Георгиевна сам-третей с Володей  Варфоломеевым….Ты все испортил! Я тебе сейчас докажу. Садитесь, господа, еще один роббер сыграем!

И уславши удивленного Ибрагима, правозащитники уселись и продолжали игру.

**********

ЗЫ. По мотивам Льва Натановича Щаранского - lev-sharansky2.livejournal.com/43617.html  и Антона Павловича Чехова - lib.rus.ec/b/82101/read

ЗЗЫ. По  нашим сведениям, именно после этой игры шестерка  Хайкин был повышен сразу до туза…

 


Tags: ЖЖ, Щаранский, либерастия, юмор
Subscribe
Buy for 20 tokens
Молодым человеком, который пел на сцене с известным российским рэпером Face, оказался младший сын экс-президента Украины Петра Порошенко Михаил. Видео с концерта в лондонском клубе вчера опубликовал нардеп от фракции «Слуга народа» Александр Дубинский. Тогда из-за плохого…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →