August 24th, 2015

Паладинка

Украинство это смертельная болезнь.

Андрей Ваджра поздравляет   укропов с «праздником»…

Для меня день украинской независимости всегда был очень печальным «праздником». Не «святом», а трагическими «роковынамы», началом большой и страшной беды, вроде потопа, землетрясения или чумы.

Безусловно, после этих строк, патриоты Украины в очередной раз запишут их автора в т.н. «украинофобы» и/или «украиножоры», а потом радостно воскликнут: «вин знову прызнався у свойий нелюбови до Украйины»! Естественно, что никто из них нюансы этой моей «нелюбви» разбирать не станет. Для «сдвинувшихся по фазе» на почве массового психоза, это не требуется. А ведь вся суть моей «нелюбви» как раз в этих нюансах.

Задам риторический вопрос: можно ли любить свою болезнь?

Collapse )


promo sandra_nika july 31, 2019 09:34 63
Buy for 10 tokens
Поскольку в Москве нелюдь снова пытается майданить, самое время перелистать старенький айпад с разогнанного гей-парада и перепостить кое-какие мои старые постики с метками "майданы", "антиоранжевое сопротивление" и пр. Например, давайте вспомним, чем укропский майдаун отличается от российского?…
Паладинка

Глубоко и искренне соболезную жителям моей малой родины по случаю праздника

Цитата дня от А. Вассермана.
Оригинал взят у awas1952 в Глубоко и искренне соболезную жителям моей малой родины по случаю праздника
24 года назад, 1991-08-24, депутаты Верховного совета Украины (в том числе фракция коммунистической фракции, составлявшая тогда большинство — 239 из 450! — депутатов) объявили Украину — а заодно и включённую в её состав мою родную Новороссию — независимой от остальной России. Это, естественно, тут же сделало Украину зависимой от всего остального мира, относящегося к ней явно не как к родной своей части. Теперь губительность независимости для самой Украины очевидна всем, кроме разве что немногочисленных бенефициаров этого преступления да пока ещё — увы! — многочисленных жертв стокгольмского синдрома. Надеюсь, 25-ю годовщину независимости от здравого смысла не станет отмечать уже никто.