Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Categories:

Чернее некуда...

Что-то  Роман  Носиков  опять  начал  писать  ОЧЕНЬ хорошо…
В России, как я погляжу, растет дружная протестная семья. Еще недавно мы слышали только про «онижедетей», которым, по их детскому статусу, нужно все прощать и ни в коем случае не требовать от них никакой ответственности. И вот уже по стране прошагали «яжематери». Их выставили впереди себя «всетежеотцы»…
В нескольких городах страны прошли «Марши разгневанных матерей», они же «Марши материнского гнева». Поводом стала поддержка оппозиционной активистки и фигурантки уголовного дела Анастасии Шевченко, чью дочь якобы «умучила кровавая гэбня».
С воздуха марширующих прикрывали освободительные СМИ, из-за границы — тяжелая артиллерия в лице беглого олигарха Михаила Ходорковского и его тезки, бывшего посла США в РФ Макфола. От разлитого в воздухе пафоса штатные рукопожиметры сгорали на раз.
В принципе, это было совершенно предсказуемо — все виды бытового жлобства охотно перенимаются нашей оппозицией и используются в «шатании режима».
Вот мальчик. Он стоит рядом с мамой в очереди на кассу. Ему скучно. Он начинает таранить продуктовой коляской ногу стоящего рядом мужчины. Он бьет один раз. Другой. Третий. Мужчине больно. Мать смотрит на сына полными любви глазами — мальчик развлекается.
А вот мама с коляской. Она пришла на роллердром. Роллердром — это место, которое нарочно построено для того, чтобы люди в специальной защите катались там на роликах и скейтбордах. Мама с коляской, ни на кого не оглядываясь, пересекает роллердром. Катающиеся резко тормозят и падают. Кто-то произносит про маму с коляской плохое слово. Мама с коляской возмущена — она же мать! Она зовет мужа. Муж приходит и начинает избивать человека на роликах, только что упавшего из-за его жены.
Женщина с ребенком со скандалом выгоняет собачников с собачьей площадки — ее сыну захотелось полазить по собачьей полосе препятствий, но не лазить же ему с собаками!
И так далее.
Это явление называется «злоупотребление социальным статусом». И такая стратегия злоупотребления показала себя достаточно эффективной — то был лишь вопрос времени, когда наши оппозиционеры возьмут ее на вооружение.
Прошедший «Марш материнского гнева» в Москве не был согласован с органами правопорядка. Дело в том, что заявители нарушили десятидневный срок подачи заявления. Но какая разница? Ведь это же матери!
    «Наш гнев не подлежит согласованию. У нас в городе не чрезвычайное положение, поэтому хождение людей по бульварам не может быть незаконным», — написала одна из организаторов шествия, Варвара Грязнова.
И они «пошли по бульварам».
Вот эта разгневанная мать, например, — «русский националист» Марк Израилевич Гальперин:

Это — тоже матери:

Трансгендеры, наверное. Коллективная Кончита Вурст.
Плакаты сообщали, что российское государство замучило ребенка Анастасии Шевченко в качестве мести за ее взгляды…
Здесь нужно напомнить, что на заседании суда, избравшего меру пресечения для Шевченко, защита указала, что у подзащитной — трое несовершеннолетних детей, одна из которых, та самая Алина, нуждается в ежедневном уходе матери и специальных лекарствах, которые мать ей ежедневно привозит.
При этом, согласно журналу посещений в интернате, где жила Алина, мать бывала у дочери в среднем два раза в год. Последний раз Шевченко навещала Алину в августе 2018 года.
Слово «муковисцидоз» — смертельная неизлечимая генетическая болезнь, погубившая Алину Шевченко, ни на одном плакате «марша» мной найдено не было.
Символом акции было избрано «черное сердце». Это креативно и символично. Ведь, действительно, целых два раза в год навещать дочь и лгать в суде, что делаешь это каждый день, — это нужно иметь черное сердце. И рот.
Лгать, что Анастасии Шевченко не позволили увидеться с дочерью, хотя ей не только позволили, но и дали возможность переночевать в больнице, — это нужно иметь черное сердце. И рот.
Закатывать пафосную акцию, с обвинениями властей в смерти девочки, погибшей от неизлечимой болезни, заламывать на митингах руки, поминать слезинку ребенка, и при этом ни одним жестом, ни одним словом: ни устным, ни печатным — не вспомнить о сотне с лишним детей, убитых украинскими карателями в Донбассе, — это нужно иметь черное сердце. И рот.
Ведь реальное отношение «марширующих» к материнству и детству очень просто же проверить. Им, занимающимся нравственным эксгибиционизмом и публичным неуважением к обществу, достаточно показать фотографию Киры и Кристины из Горловки. Показать — и удивиться тому, что эти люди, пожалуй, впервые на нашей памяти не солгали: сердца у них действительно черные.
Чернее некуда.
Да, чуть не забыл. Надо же рассказать, чем кончились те истории про детей и матерей из начала статьи.
Мужчина в магазине на очередном ударе ему по коленкам достал из продуктовой тележки мальчика пакет с кефиром и вылил тому на голову.
Роллер — снял ролики и побил мужа яжематери.
А ребенок на собачьей площадке залез в собачье дерьмо.
Отсюда - https://riafan.ru/1150180-chernye-serdca-chernye-rty-roman-nosikov-o-marshe-razgnevannykh-yazhematerei

Tags: враги народа, майдауны
Subscribe

Posts from This Journal “враги народа” Tag

  • А и вправду похож!

    Фу блин... А и вправду похож! Создатели Бивиса и Батхеда потребовали от Дудя выплаты штрафа за нарушение авторских прав.…

  • Внимание, вопрос!

    Ребе Мараховский отжёг. Минутка сарказмов. Приятно, ув. друзья, сегодня читать сарказмы десяти-пятнадцатилетней давности от передовых людей.…

  • Фитна рукопожатных

    Как сказал бы автор туиттера Д///ихад, это фитна рукопожатных.

promo mir_v_donbasse september 16, 07:43 475
Buy for 20 tokens
Обновление: для приемной дочери Татьяны, у девочки онкология, разыскивается препарат Бондронат! Стоит порядка 14 000! Жизненно необходим! Кто поможет достать, или собрать на хотя бы две упаковки - контакты и реквизиты ниже! Пометка "Препарат". После начала кровавого геноцида жителей Донбасса, я…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments