Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Categories:

Маннергейм – такая же сволочь и нечисть как какой-нибудь краснофинн Куусинен

Рубрика "Вынесено из комментариев".
Дискуссия под постом О Маннергейме и депортированных народах продолжалась  три  дня,  и  была  очень  интересной. Вот  ещё  мнение.

Между Деникиным и Маннергеймом есть принципиальное различие. Деникин воевал за единую и неделимую Россию. Маннергейм – за отделение Финляндии от России.
Теперь вопрос: разве есть уже в Петербурге памятники и мемориальные доски сотням русских генералов, которые были ничем не хуже, а порой прославленней и значимей Маннергейма? Все они, так или иначе, жили, учились, служили в Санкт-Петербурге. Чем они в качестве генералов русской армии для матери-истории ценны менее, чем Маннергейм? Ответ очевиден: ничем, многие из них дают нам гораздо более славные примеры и оставили более важное наследие.
Где монументы всем им — от пламенного монархиста и «первой шашки России» графа Келлера, отказавшегося нарушить присягу императору, а в декабре 1918-го замученного петлюровцами — предками современных украинских карателей, до выбравшего службу Реввоенсовету выдающегося военного теоретика генерала Свечина, чьи труды составляют краеугольный камень русской военной теории?
Очевидно, что «особые заслуги» Маннергейма никак не связаны с его службой в императорской армии. Те «достижения», благодаря которым он действительно вошел в историю, относятся к периоду независимой Финляндии. И эти достижения таковы, что никак не дают Маннергейму права на мемориальную доску в Петербурге, напротив, должны были бы исключать ее появление.
Маннергейм был лидером сепаратистского образования на обломках Российской империи — независимой Финляндии: ее регентом, президентом, неизменным главнокомандующим. Хорошо, допустим, что независимость была для и без того автономной Финляндии лучшим выбором, чем подчинение большевикам. Но независимость эта началась с откровенно русофобских действий — с расстрела русских офицеров в Выборге 29 апреля 1918-го и разгрома там русских памятников. Выборг никогда не был частью Финляндии — это был трофей, захваченный Петром Великим у Швеции. Финны это отлично знали и вели себя, как оккупанты. Получившая независимость Финляндия, возглавляемая Маннергеймом, первым делом набросилась, как коршун, на раздираемую смутой Россию.
«Подвиги» Маннергейма в ходе Второй мировой всем широко известны. Понятно, что как лидер Финляндии Маннергейм имел полное право защищать свою страну, но не забудем, что Зимняя война началась именно из-за того, что СССР попытался вернуть украденное в 1918-м — область Выборга, предлагая тысячи и тысячи квадратных километров в Карелии взамен. Даже в русской эмиграции советско-финская война воспринималась многими как справедливая война за Выборг, что удостоверил П.Н. Милюков, которого трудно отнести к большевистским симпатизантам: «Мне жаль финнов, но мне нужна Выборгская губерния». Финляндию принуждали вернуть украденное, и будь Маннергейм действительно другом России и радетелем национальных интересов Финляндии, он бы сам убедил финское правительство согласиться на условия Москвы.
Но Маннергейм был не только финским сепаратистом и националистом, но и великофинским империалистом, и возвращать Выборг пришлось силой и большими жертвами. А когда Маннергейму выпала возможность нанести России удар в спину после нападения Гитлера, он ею воспользовался.
Вокруг финского участия в ленинградской блокаде нагромождена масса апологетической лжи: якобы Маннергейм «остановился» на старой финской границе, не стремился взять Ленинград и запретил обстреливать город. Миф о «старой границе» опровергается легко. Во-первых, на Карельском перешейке финская армия старую границу пересекла везде, где могла. Во-вторых, остановили ее не старые карты, а укрепления КАУР — Карельского укрепрайона. Если бы, к примеру, Финляндия напала на СССР в 1939-м, то отнюдь не самая сильная в мире финская армия была бы остановлена на том же рубеже и его бы не прорвала.
При этом за пределами Карельского перешейка финны наступали в Карелии везде, где могли, и остановлены были не благородством Маннергейма, а ожесточенным сопротивлением Красной армии. Маннергейм стремился построить на обломках России свою Великую Финляндию и этого не скрывал. Целью Финляндии в ходе Второй мировой был захват русской Карелии, и никак иначе.
Маннергейм – это такая же сволочь и нечисть как какой-нибудь краснофинн Куусинен.
Автор комментария Алексей Шнитко.
Tags: дискуссия, история России
Subscribe

Posts from This Journal “дискуссия” Tag

Buy for 20 tokens
Я бы даже сказал, что больше других, хотя ещё не вечер. Когда-то тут была промзона, а сегодня чуть ли не самая дорогая земля в Москве и в небоскребах тут живут очень богатые люди, ну или те, кто пытаются примазаться к богатым;) И вот она сила контраста, почти как в Таиланде, где под…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments