Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Categories:

Россия, которую мы потеряли...

Рубрика "Вынесено из комментариев". К посту   И ещё про школы разных типов
Пишет charodeyy

Российская империя лидировала во многих новых, самых перспективных на тот момент направлениях исследований. В науку пришло очень талантливое, широко образованное поколение. И – главное – массовое. Это была очень большая группа ученых мирового уровня. Часть из них показали выдающиеся результаты в Советском Союзе, часть – в эмиграции, часть погибла.

Российская империя в начале ХХ века – это примерно 10% мирового экономического потенциала. Примерно такие же проценты – относительно научного и инженерного потенциала. Сегодня нам с нашими 1-2, от силы – 3 % — такое и не снилось. Да и Советский Союз занимал положение, сопоставимое с Российской империей, только в 1950 — 1960-е годы, когда была создана мировая «система социализма», позволившая консолидировать и рынки, и производственный и научный потенциал просоветских стран, включая ГДР, Чехословакию, Югославию, Венгрию, Польшу и т.д.

Поколение молодых учёных сформировалось в результате успешной реформы образования первых лет царствования Николая II. Координатором этой реформы был министр народного просвещения, профессор Николай Павлович Боголепов. Боголепов вместе с Дмитрием Сергеевичем Сипягиным были в числе первых министров, избранных непосредственно самим Николаем II, а не доставшимися ему от отца. Именно они больше, чем Сергей Юльевич Витте, помогли царю подготовить и начать реализовывать реформу средней школы и высшего технического образования. И именно они стали первыми мишенями террористов.

Боголепов это выдающийся ученый с мировым именем, специалист по римскому праву, крупный администратор, ректор Московского университета в один из лучших периодов его развития. Ненависть у революционно настроенного студенчества он вызывал позицией, что в институтах нужно учиться, а не устраивать политические беспорядки.

В 1890-1910-ык гг. были существенно усилены старые и созданы новые институты. Появились Петербургский политехнический институт, в тот момент, возможно, сильнейший инженерный вуз мира.

Были созданы технологические и политехнические институты в Варшаве, Киеве, Томске, Новочеркасске, коммерческие институты в Москве и Киеве, электротехнический институт, несколько горных институтов, Московский институт инженерных путей и сообщений. В целом – несколько десятков очень мощных высших учебных заведений, которые в XX веке составляли костяк системы технического образования, в том числе советской. Примерно к 1908 году Российская империя обошла все страны мира, кроме США, как по числу студентов-инженеров, так и по выпуску дипломированных инженеров. Причем качество их подготовки было очень высоким. Преподавательский состав и штат лабораторий российских предреволюционных вузов в наиболее важных с практической точки зрения областях – прикладной механике, химии и физической химии, технологии, физике (прежде всего электротехнике и теплотехнике) был очень сильным. Если просто посмотреть на список русских ученых, профессоров и преподавателей ВУЗов предреволюционного периода – это в значительной степени будут звезды, ученые с мировым именем. И почти все они все активно работали с русскими предприятиями, которые бурно развивались.

В советское время добавилось не так много новых инженерных институтов мирового уровня – МФТИ, МИФИ, Новосибирский университет. Большинство советских институтов возникло за счет разделения нескольких десятков дореволюционных, очень мощных инженерных политехнических ВУЗов на сотню узкоспециализированных учреждений. Скажем, Московское высшее техническое училище было разделено на 8 институтов. То же самое произошло с Петербургским политехническим институтом. В этом была суть реформы инженерного образования 1920-1930-х годов. Тогда удалось резко поднять массовость подготовки инженерно-технических работников (был такой термин) и этим очень хвалилась советская пропаганда. Однако понятно, что наряду с увеличением числа студентов технических специальностей реформа инженерного образования 1930 года означала и резкое понижение качества. И не случайно с конца 1930-х годов и особенно после войны пошло обратное движение – восстановления дореволюционных вузов и программ подготовки инженеров.

Вообще, в результате образовательных реформ при Николае II выросло поколение новых людей, с новыми идеями. С совершено другими взглядами, гораздо, кстати говоря, более патриотическое, чем предыдущее поколение. Игорь Иванович Сикорский – типичный пример этого поколения. Интересный философ, богослов, а не только ученый-инженер. Кстати, из его коллектива – около 80 человек, инженеры, ученые, консультанты, испытатели – половина оказалась в эмиграции, а из тех, кто остался некоторые были репрессированы.

Кстати, характерно, что первые свои самолеты Сикорский создал на семейные деньги, то есть его отец – известный психиатр, профессор Киевского университета – мог себе позволить финансировать «старт ап» по созданию самолетов. После победы на всероссийском конкурсе 1911 года, где он обошел все представленные русские и иностранные модели, Сикорский привлек внимание руководителя акционерного общества Русско-Балтийского вагоностроительного завода – Михаила Шидловского. В результате их совместной работы к 1917 году сложилась корпорация мирового уровня, развивавшая три направления – авиационное, транспортное машиностроение и автомобильное. В компании к 1917 году работала блестящая инженерная команда, был хороший портфель заказов и большой капитал, несколько тысяч работников, куча ноу-хау, не только связанных с самолетами и вагонами, но и с различными приборами. Эта корпорация могла развиваться еще десятилетия. Но была уничтожена.
Впрочем, Сикорский и люди, ему близкие, были монархистами и вообще весьма правых убеждений. Но в целом из этого патриотического поколения не менее трети эмигрировали, а значительная часть оставшихся погибли.

В целом ряде самых перспективных, самых высокотехнологичных отраслей русские предприятия занимали ведущие позиции.

Скажем, в России в тот момент было несколько десятков очень крупных машиностроительных компаний, многие до сих продолжают существовать. Названия на слуху – Путиловский завод, Сормовский завод, Коломенский завод, Брянский завод, Обуховский завод. Это были крупнейшие в Европе предприятия, обладавшие гаммой современных продуктов, разработанных в их КБ, расчеты часто делались в сотрудничестве с учеными университетов и институтов. В последних имелись первоклассные лаборатории.

Или электротехника и радиотехника – область, где изначально была велика роль русских изобретателей. Попов, Лодыгин, Яблочков, Доливо-Добровольский и т.д. Старт русского (как и французского и английского) бизнеса в этих областях был успешен. Но в какой-то момент немецкие и американские корпорации подавили малые предприятия, в том числе русские, или скупили их. На рубеже XIX – XX веков возникло четыре корпорации мирового уровня – Westinghouse, General Electric, Siemens и AEG. Но с 1907 года пошел обратный процесс – русские промышленные круги стали выкупать предприятия обратно, возникли русские корпорации и мощные финансово-промышленные группы, которые привлекали в том числе и иностранный капитал, но через русские банки и управляющие компании. В Первую мировую войну остатки иностранных компаний и вовсе были секвестрированы. Именно в этот момент появился целый пучок новых разработок, созданных русскими учеными и инженерами на русских заводах.

Только небольшое число из крупнейших заводов принадлежало иностранным международным корпорациям или полностью контролировалось из-за границы. На самом деле иностранным корпорациям принадлежало не больше 5% крупнейших русских предприятий. Основная масса заводов управлялась резидентами Российской Империи и были российскими компаниями, причем мирового уровня. Скажем, компания Путиловского завода была сопоставима с Круппом. АО объединенных Сормовских и Коломенских заводов входило в европейскую пятерку. Европейский капитал привлекался в эти компании через крупнейшие русские инвестиционные банки, например Петербургский международный банк Вышнеградского или Русско-Азиатский банк Путилова или через инвестиционные фонды, например, анонимные франко-бельгийские общества, инвестировавшие в угольную и металлургическую промышленность Юга России. Точно также сегодня в крупнейшие корпорации Германии, США или Китая привлекаются иностранные инвестиции. Это считается благом, так как стимулирует промышленный рост.

Итак, в России было к 1917 году несколько сотен крупных и очень крупных самостоятельных промышленных компаний. С собственными технологиями, инженерными командами, известными брендами. Хозяева, управляющие и ведущие инженеры погибают или эмигрируют. Вместо Балтийского завода возникает завод Большевик, Путиловский завод превращается в Кировский, повсюду заводы Серпов и молотов, имени Ленина, Свердлова, Орджоникидзе и других героев революции. Исчезли хорошо известные в мире торговые марки, вроде резиновых компаний «Проводник» и «Треугольник». Исчезают огромные пищевые и текстильные компании – крупнейшие игроки на мировом рынке качественного текстиля и пищевых продуктов, масла и сахара. Это как если бы сейчас, скажем, к власти в США пришли китайские или мексиканские коммунисты и вместо фордов, дженерал электриков, сикорских и локхидов возник «Краснознамённый завод имени Мао Дзе Дуна» или «Машиностроительный союз имени Че Гевары».

Перед Первой мировой войной по России прокатилась волна юбилеев – какие-то купеческие дома праздновали 100-летие, какие-то – 50-летие. За несколько месяцев 1917 года все русские бренды и наукоемкие корпорации исчезли. Вместо этого позже возникла одна корпорация – Союз Советских Социалистических Республик, которая на протяжении десятилетий имела несколько продуктов мирового уровня, в том числе балет и ракеты. Но сотни других продуктов и направлений исчезли. Потому что не может одна корпорация заменить собой 250. Точно также как не может несколько тысяч колхозов заменить 22 миллиона самостоятельных малых сельскохозяйственных предприятий. Вместо нескольких десятков тысяч промышленников и инженеров, хозяев собственных предприятий, оказалось несколько генеральных конструкторов, вроде Королева и Туполева.

Оставшиеся инженеры, учёные подверглись репрессиям. Знаменитое дело Промпартии 1930 года было знаковым – слой самостоятельно мыслящих инженеров, промышленников, являвшихся «душой заводского дела» был репрессирован. Этот субъект самостоятельного развития был сильно поражен в правах. Да, частично он восстановился с конца 1930-х годов и особенно во время войны, в основном вокруг Академии наук и министерств «Девятки», военных предприятий. Генеральные конструктора крупных советских предприятий были, своего рода, «последними из могикан». Но, в целом, традиции русских промышленников – аналога западного понятия «предприниматель» — были уничтожены.

Tags: история России
Subscribe

Posts from This Journal “история России” Tag

  • К юбилею начала зимней войны

    К юбилею зимней (финской) войны, начавшейся 30 ноября 1939 года. Пишет уважаемый charodeyy Финнов не жалко от слова совсем. Финляндия…

  • О лицемерии необольшевиков

    Рубрика "Вынесено из комментариев". Слово снова предоставляется уважаемому charodeyy Интересно, что об ужасах бесправия крестьян при…

  • Про сословность и не только

    Рубрика "Вынесено из комментариев". Доводилось ли вам встречать краснюков, которые чуть что орут "АААА, если бы не ливарюция, до сих…

Buy for 20 tokens
1) То, что женщина выбрала мужчину, еще не значит, что он не окажется виноватым в том, что она его выбрала. 2) - Уважаемые пассажиры, говорит капитан воздушного судна. Я так-то для души пилотирую, а вообще у меня свой бизнес есть. 3) Подруга пригласила стать свидетельницей на ее свадьбе.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments