?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Никофобия.

Сегодня, за двенадцать дней   до 22 июня,    мы начнем с того  что старым своим читателям и почитателям напомним, а  новым поведаем об  одной прошлогодней истории.

Итак,  год тому назад  один совестливый  рукопожатный вагинальный психотерапевт Людмила   Петрановская опубликовала в украинском еженедельнике «2000» опус под названием  «Война как травма» - http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/rakurs/68311

 Цель  тихого и застенчивого  вагинального интеллигента была проста как апельсин  - под видом «научных изысканий» в очередной раз  обгадить нашу Победу, а вот какие цели преследовало издание «2000», серьезный, интересный, антиоранжевый, то есть вроде бы наш сайт, я сказать не могу -  не иначе как в свободу  слова хотело поиграть, блин.    Впрочем, ладно…

Через   год история получила продолжение – рукопожатный вагинальный  психолог на сей раз пристроила свой опус  в православный  журнал «Фома» - спинным мозгом чую, что в том  журнале работают  совестливые и живущие не по лжи люди! Редакция журнала попросила  Егора Холмогорова holmogor   и   иером. Димитрия Першина ответить на эту публикацию, что они и сделали.   Отрывки из прекрасного  ответа Егора Холмогорова я и предлагаю  сегодня вашему вниманию.

 

Если бы я был врачом-психотеропевтом я бы обязательно внес бы в длинный перечень фобий, аккурат между нефофобией — боязнью облаков и никтогилофобией — боязнью темных зарослей еще один психологический синдром - никофобию. То есть боязнь победы русского и советского народа в Великой Отечественной Войне, а также символов, ритуалов и дат с нею связанных. Обострение этого синдрома у представителей части российской интеллигенции (среди которых, увы, в последнее время все более заметную роль играют люди аттестующиеся как православные) наблюдается по меньшей мере раз в год - до и после 9 мая. 

Вокруг этого светлого дня - в блогах, а иногда и в прессе, идет целый поток откровений относительно "трупами закидали", "миллионы сражались в армиях Власова", "войну выиграли штрафбаты под угрозой заградотрядов", "немцы шли нас спасти от богоборцев", "победа СССР привела к порабощению православных народов", "вечный огонь - это сатанинский символ", "георгиевская ленточка - это язычество". В основе этого, на мой взгляд, лежит серьезный психологический стресс - ужас носителей элитаристского мировоззрение перед зрелищем миллионов людей объединенных и уравненных общей скорбью и общей радостью. Скажу резче - это ужас тех, кто привык считать всех вокруг себя "хамами" и "быдлом", при виде Нации. Нации - как сообщества не знающих друг друга лично людей, объединенных общими символами, общим горем, общей радостью общими праздниками, общими историческими достижениями и общей надеждой на будущее.

Средства, которыми это чувство общности достигается, разумеется технологичны, как технологично все в нашу эру. Они используют инструменты и механизмы воздействия на человеческое сознание, монументализацию, театрализацию, культурный и исторический миф. Тем, кто изображая из себя сокрушителей идолов, торопится объявлять все это язычеством и богословствует молотом, спешу напомнить, что и христианский культ, если разбирать его на составные части, может показаться совокупностью таких же технологий. И, собственно, так его и представляли публике безбожники-просветители в духе Гольбаха, а затем кощунники, организовавшие кампанию по вскрытию мощей. Иконоборцы и протестанты тоже, каждые на свой манер, рвались очистить Христианство от "мифов" и "технологий" - закончили лишь тем, что заменили мощи и иконы биллбордами "Иисус любит тебя!"

Из сказанного выше можно понять, почему теория "посттравматического синдрома", использованная автором вышеприведенной статьи, мне представляется нелепостью. Прежде всего, неуместно переносить на культуру и психологию народа, этноса, тем более - нации, психологические и тем паче психиатрические категории. Это подход, который давно отвергнут в культурной и этнической психологии и демонстрация которого, при всей его внешней эффектности, это демонстрация некомпетентности. Психика общества не равна психике личности, не равна она и совокупности психик совокупности личностей. Это интерпсихика, возникающая в пространстве общения, взаимодействия, взаимной приязни и взаимного отталкивания людей. Поведение нации не похоже на поведение человека. Так же как верно и обратное - нет никакого национального характера, носителем которого является конкретный индивид, представитель той или иной нации…

Поэтому бессмысленно спрашивать - чем была война для русских и для советских людей? Была ли она психологической травмой и насколько глубокой? Для всех по отдельности - по разному. Для каждого она была своим

Госпожа Петрановская воспроизводит некоторые факты "истории победы", но неверно их интерпретирует. Прежде всего, никакого забвения Победы в первые послевоенные годы не было и быть не могло. Что скрывали правду о подвигах, что не поощряли празднования и т.д. - это неправда, а… утверждение автора, что объединения ветеранов в послевоенные годы были "запрещены" вызывало бы улыбку, если бы речь не шла о весьма безответственных высказываниях по весьма серьезному вопросу. Объединения ветеранов после войны были - назывались они Советская армия и Военно-Морской фот, Генеральный Штаб, Коммунистическая партия - и другие, где на прошедших школу войны закаленных мужчин был громадный спрос.

Та эволюция образа победы, которую автор объясняет психологической травмой на самом деле имеет вполне конкретные исторические, культурные и политические причины. Во-первых, благодаря "десталинизации" Великая Отечественная превратилась в "поэму без героя" - с изъятием фигуры верховного главнокомандующего, а за ним и хрущевскими опалами ближайших к Сталину полководцев, представить войну как развитие воинского замысла, как противоборство воль, стало невозможно. Осталась лишь последняя часть триады - народ. И до сих пор мы вынуждены выслушивать несообразные ни с какой исторической и военной логикой заклинания, что народ победил в войне "сам" - вопреки главнокомандующему и военачальникам.

Перенос всего акцента на народ привел и к более глубокому и пристальному интересу к представителю этого народа, к солдату. Была открыта красота трагического подвига - как подвиг героев Брестской крепости. И это несомненный плюс. Но наряду с этим появилась и ставимая госпожой Петрановской столь высоко, но отнюдь не однозначная "лейтенантская" проза. Произошла безусловно симпатичная психологу, но отнюдь не полезная для народа подмена воинского сознания индивидуальным.

К сожалению, литературная игра в противостояние мыслящего и пишущего тростника с бессмысленной стихией войны сыграла дурную шутку с нашей исторической памятью, совершенно исказив, к примеру, понимание первых месяцев войны. Сформировался миф о небывалом тотальном разгроме, среди которого лишь единицы не паниковали, не бежали, а сражались и героически погибали. Из газетных статей с проклятьями "культу личности" и книг смелых историков, таких как М. Некрич, этот самообман перетекал и в сознание ветеранов. Они начали подстраивать свои рассказы под миф о 22 июня.

 Лишь сегодня, пройдя и оттепельную мифологизацию, и застойное замалчивание, и перестроечную истерику, военно-историческая наука приходит к пониманию событий тех первых месяцев войны. В работах Алексея Исаева, таких, как "Неизвестный 1941. Остановленный Блицкриг" из сухих военных сводок, из немецких документов, с привязкой к местности, предстают события первых дней войны, и оказывается, что Красная армия оказала гитлеровцам организованное, высокопрофессиональное, героическое сопротивление. По сути это была игра (как всякая война - игра, складывание в смертельные мозаики миллионов случайных факторов), в которой, после длительной перемены удач и неудач гитлеровцы выбросили "шестерку", в то время как на нашу долю досталась трагическая "пятерка", но никак не "двойка", и не "единица". Такой результат, как и любая военная неудача, означает катастрофу, гибель миллионов людей, сотни разоренных городов и деревень. Но от картины побиения смелыми и удачливыми рыцарями вермахта непрофессиональных и деморализованных "чистками" советских командиров, от бесконечных верениц окруженцев и пленных, кочующих из романа в сериал и обратно все это было бесконечно далеко. Немецкие сводки отмечают в июне 1941 необычайно малое количество сдавшихся в плен. А вместо разрозненных групп окруженцев на восток прорывались дивизии и корпуса, такие как 11 мехкорпус, образцово выведенный из Белостокского котла, - как казалось всем еще до войны - безнадежного, его командиром Дмитрием Карповичем Мостовенко. Судьба героя сложилась тоже совсем не так, как в нынешних сериалах и публицистических поделках про 1941 - Мостовенко не сгинул в лагерях, а сделал блестящую карьеру, венцом которой было командование бронетанковыми частями Войска Польского, того самого, где служили четыре танкиста и собака.

 Наша национальная память до сих пор расплачивается за созданные в 1950-60-е мифы. Расплачивается унижением, ложью, невежеством, каковые позволяют себе многие, пишущие и снимающие о войне. Ложью политических прожектов и телевизионных ток-шоу. Позором книжных полок, уставленных борзописаниями изменника Резуна и подобных ему.

И народное движение памяти о войне, тот "культ Победы", который сегодня провоцирует у многих приступы никофобии, был, как ни парадоксально, народным движением сопротивления против той официальной глухоты и лукавства "общественников", которые нарастали всю оттепель. Не случайно первое громкое празднование юбилея Победы состоялось в 1965, через год, после отставки Хрущева…

Политическая установка на создание героической, патриотической идентичности советского человека, связаной с войной, переплелись со стремлением самих ветеранов не быть забытыми.

Сохранение памяти всегда и в любом обществе - основная функция стариков. В этой памяти много приукрашенного, много недоговоренного, но в ней же и отпечаталась мудрость прожитого века. Ветераны стали тем поколением, которое доносило до молодых простую истину - Родину надо защищать до последнего, даже самого страшного врага можно победить. Дорогой ценой, но победить.

Когда в перестройку целившие в коммунизм метко попали в Россию то рухнуло, казалось, всё. 50-летие победы, встречаемое Ельциным под руку с Клинтоном в абстрактном пространстве церетелиевской "Поклонной горы", которая не стала общенациональным мемориалом войне, о чем сокрушается госпожа Петрановская, именно потому, что воспринимается как монумент поставленный не любящий рукой, той рукой, которая разрушила реальную жизнь ветеранов и их потомков, казалось закатом праздника. Казалось никакой другой "правды о войне", кроме клеветы о "Ледоколе", рассказы про упырей маршалов, прорывавших минные поля трупами, про миллионы сперва расстрелянных лично Сталиным, а потом посланных в черных бушлатах на фронт, про душку Власова, мечтавшего напоить всех пивом с сосисками и распустить колхозы, нам уже и не светит.

Но память о Войне вновь воскресла. Не как травма. А как повод к национальному самоуважению, как точка национальной сборки. Она пробивала себе дорогу десятками ручейков.

Именно это движение в период между 1999 и 2005 годами смогло поставить войну в центр национального сознания. Именно оно вынудило государство к признанию Великой Отечественной значительнейшим событием русской истории ХХ века, на осознании того факта, что наш народ, наше общество, наше государство, наше Церковь (та самая Церковь, которая впервые назвала войну Отечественной, подсказала официальной пропаганде список исторических образов, к которым следует обратиться, чьи служители участвовали в партизанском движении и в разведке, которая посылала на фронт построенные на деньги верующих танковые колонны) победили в крупнейшей и страшнейшей войне вей мировой истории. Не просто победили, но сумели установить прочный мировой порядок, который уже 66 лет избавляет мир от нового глобального кровопролития. Наше отчужденное от нации государство пошло на эти признания не легко и со скрипом. Пошло потому, что только на этом фундаменте возможно хоть какое-то его соглашение с нацией. При любом отказе от величайшего исторического достижения русских в нашей новейшей истории ни о какой легитимности власти, политической системы, ни о каком идеологическом мире говорить не придется. Страна рассыплется вдребезги.

 Так или иначе, память о Войне, как память о Великой Победе, оказалась единственной работающей точкой сборки нации. Той точкой, в которой мы продолжаем себя все чувствовать братьями и сестрами. 9 мая - это тот день в который мы все - одна семья. В семье бывает разное. Хорошее, плохое, всякое. Бывают скандалы, обиды, пересуды. Семья решает такие проблемы по- домашнему, тихо, между своими, и хорошенько подумав. Тем более, что когда подумаешь значительная часть сплетен оказывается клеветой, а многие проблемы - ерундой. В семье не любят только тех, кто зайдя к отцу, возвращается и начинает с насмешкой рассказывать как он не ладно лежит и где и что у него болтается. Так сказано в Писаниях, так было в веках прежде нас, и так будет, пока на земле останется хотя бы несколько человек, подчиняющихся не похоти, а нравственному закону.

Аминь. Источник - http://www.rus-obr.ru/lj/11448

ЗЫ. Я тоже  в  свое время  писала  типа «рецензию»  на статью рукопожатного вагинального психотерапевта. Оно, конечно, так красиво, как  Е. Холмогоров я писать не умею, но чем богаты, тем и рады - http://sandra-nova.livejournal.com/129391.html

 

 

promo sandra_nika march 12, 14:48 8
Buy for 10 tokens
В те дальние-дальние годы, когда не было не только интернета, но и персональных компьютеров и игровых приставок, мы, советские дети, играли в настольные развивающие игры, которые были куда полезнее современных компьютерных игр… Теперь настольные игры вышли из моды - все сидят вставив в уши…

Comments

( 13 комментариев — Оставить комментарий )
(Удалённый комментарий)
andvari_loki
10 июн, 2011 04:48 (UTC)
Что Вам сделал Холмогоров? Что он не так говорит или пишет?
sharov43
10 июн, 2011 08:49 (UTC)
Вы просто не помните Холмогорова времен РПаЦ ;)
alitet67
10 июн, 2011 05:06 (UTC)
Фобии... фобиии - технологии.
....
Где-то.. в чаще, или Пуще,
Нам сказали, что не так –
Мы живем, а надо лучше…
Каждый, сам-себе - дурак.

Стали меряться мозгами,
Кто - умней, а кто - глупей…
Партократов – напугали,
Дихлофосили, как вшей…

Разбрелися по углам,
На историю – начхали,
Что не скажут, только – срам,
И сидим в сплошной печали…

За границей – тарарам,
Русским - обвинений куча,
Мол… ругаются и пьют,
А еще… всех – мучат, мучат…

И свободы – не дают –
Молдаванам и грузинам…
Весь порушили – уют
Самостийной Украины…

Вообщем… - на 15 зон…
Развели страну родную,
Все попали - в страшный сон,
Но… керманичи – ликуют…

Стало их намного - больше,
Семь начальников –
Все… с ложкой…
Каждый рвет себе –
побольше,
Что – не так, то –
топнет ножкой…

Стариков - урыли лихо,
Отобрав… все накопленья,
Ну, а деткам – наркоту…
И стриптиз - для развлеченья

От страны – одно названье,
Да… большой кусок – на суше,
Разнотравной лжи – вливанье…
То ли - в душу, то ли - в уши…

Бандюкам, ментам – раздолье,
И стреляют - по понятьям…
Беловежское… ты горе…
Полупьянное – зачатье….
....
sandra_nika
10 июн, 2011 05:15 (UTC)
Re: Фобии... фобиии - технологии.
Неплохо.
vil1971
10 июн, 2011 07:19 (UTC)
Советский интеллигент - это травмированный на голову в детстве индивид, получивший в юности отличное образование и не сумевший принести в зрелом возрасте пользу для общества, из-за постоянно возникающих у него перед носом химер...
sandra_nika
10 июн, 2011 07:23 (UTC)
Вил, вам тоже пора цитатник заводить. Или твиттер.)))))
vil1971
10 июн, 2011 07:51 (UTC)
У Советской власти было отношение к интеллигенции двойственное, с одной стороны она потешаласть над ними как могла, с другой стороны прикончить очкариков было жалко... так и жили интеллигентишки в недоклассовом состоянии... прослойкой.
vil1971
10 июн, 2011 08:18 (UTC)
В этом тоже была доля юмора, что подкладку называли прослойкой...
sandra_nika
10 июн, 2011 07:25 (UTC)
Так, друзья, я отбываю надолго - аж до вторника.
С наступающим великим праздником вас (я о Троице говорю, если кто не понял) и до новых встреч.
( 13 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

Паладинка
sandra_nika
Сандра

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner