Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Categories:

"Десталинизация" как угроза суверенитету.

Роман Носиков  пишет: «Я также прошу френдов разнести ссылки на эту статью как можно шире. Надо…»

Согласна – надо.  Распространяем.

 

Ты рассказал мне просто правду,
А я ужасную хочу --
Такую, чтобы обосраться,
Завыть, забиться, захрипеть.
Гениальное стихотворение неизвестного автора


Занятная штука – русский язык. Михайло Василич Ломоносов говорил про него так: «Карл V, римский император, говаривал, что ишпанским языком с Богом, французским с друзьями, немецким с неприятелем, италианским с женским полом говорить прилично, но если бы он российскому языку был искусен, то к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашёл бы в нём великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность италианского, сверх того богатство и сильную в изображении краткость греческого и латинского языка».

Державин говорил, что «язык всем знаниям и всей природе ключ».

Наш язык – ключ к пониманию нами сути вещей. Ключ к нашей национальной психологии и памяти. Наш язык – ключ к тому, как нас воспринимают другие народы, с чем мы у них ассоциируемся. Так, мы обогатили французский язык словом «березина», обозначающим отчаяние и обречённость – примерно такие, как те, что испытывала армия Наполеона, отступая через реку Березина. Это сильнее, чем «ватерлоо» – банальное поражение. Мы поделились с немцами словом «Сталинград». «Это был полный Сталинград», – говорит немец, когда ему нужно сказать что-то вроде нашего нецензурного «п…ц». Это мы дали миру такие слова, как «космонавт» (хорошее и правильное) и «интеллигенция» (синоним «п…ц»). 

Нам есть чем гордиться перед мировой лингвистикой.

Странные вещи происходят иногда в русском языке с иностранными словами. В русском сознании они иногда приобретают самые неожиданные значения. Вот, к примеру, польское слово «гонор», которое у самих поляков имеет то же значение, что и у нас слово «честь», в русском языке, приобрело значение чувства собственной важности, распухшей до размеров, пригодных для помещения в кунсткамеру. Это говорит нам о фундаментальной разнице в том, как русские и поляки понимают конкретное содержание слова «честь». Отечественная Война 1812 года превратила такие благородные и сердечные французские слова, как «шевалье» и «шер ами», в «шваль» и «шаромыжник», что много говорит нам о русском народном восприятии этих самых «шевалье» и «дорогих друзей».

Современная история русского разговорного языка также не бедна на неологизмы. Вот, например, хорошее философское слово «либерал» внезапно вступило в русском сознании в связь со словом «педераст», и в русский язык вышёл новый языковой феномен – «либераст». Или вот выражение «жить не по лжи», запущенное в обиход Солженицыным и подхваченное его последователями, через некоторое время его применения к согражданам вдруг приобрело значение «бессовестно лгать с целью вынудить народ на вредные для себя поступки». 

«Демократ» превратился в «дерьмократа».

Ну, и полная катастрофа – я бы даже сказал, что полный Stalingrad – произошёл с таким словом, как «правозащитник». В последние двадцать лет правозащитник в российском сознании обрёл черты эсэсовца, безжалостно уничтожающего всё русское и живое – но не в газовых камерах, а посредством применяя к соотечественникам самых последних версий Идеалов и Ценностей, а также Прав Человека. В письменном варианте это слово стали писать как «правозаshitник» – как бы слегка намекая на некоторую неаппетитность и нерусскость содержания понятия.

Но, может быть, народ несправедливо суров к живущим не по лжи правозащитникам, либералам и демократам?

Давайте проверим это на примере самого главного правозащитника и демократа нашей страны, автора фразы «Демократия – есть диктатура настоящего демократа» – председателя совета по правам человека при Президенте России Михаила Александровича Федотова и его подельника  Сергея Александровича Караганова.

Я уже поминал этих двух почтенных мужей на этом сайте в связи с затеянной ими программой по десталинизации сознания россиян, суть которой практически полностью укладывается в стихотворение, помещённое в эпиграфе к данной статье.

Мы также уже указывали на тот факт, что такая функция, как «десталинизация», не указана в положении о Совете. Напротив, в положении о Совете перечислены полезные и хорошие вещи, которыми Совет должен заниматься…

Я также указывал на некоторое небрежение этими пунктами Положения о Совете в пользу продвижения программы «десталинизации». То есть Совет по правам человека при президенте превратился из правозащитной организации в орган пропаганды. Пропаганда же эта нужна для того, что народ был обезволен и парализован внушаемым ему чувством вины и не сопротивлялся тому, что с ним будут делать. А планы – серьёзные.

Я указывал на искреннюю симпатию, которую к господам Федотову и Караганову испытывают   поклонники сепаратистов и нацистских коллаборационистов. 

Когда после проведённых организацией Сергея Ервандовича Кургиняна социологических исследований выяснилось, что граждане России настроены резко против идей господ Федотова и Караганова и президент сказал, что никаких принудительных «десталинизаций» проводится не будет, я предупреждал, что господа Федотов и Караганов на этом не успокоятся и даже описывал рецепты, которыми они будут пользоваться, чтобы протащить свою программу, игнорируя народные настроения.

И некоторое время назад этим господам удалось добиться того, что действующий президент подписал распоряжение об образовании рабочей группы по подготовке предложений, направленных на реализацию программы увековечения памяти жертв политических репрессий. К несчастью для фигурантов, в рабочую группу были включены чиновники из министерств и ведомств России – минфина, МИДа, минобороны, минюста и так далее.

Совершенно понятно, что МИД никакого маразма и идиотизма в программу включить не даст. МИД не для того налаживает отношения с бывшими республиками СССР, не для того создаёт Таможенный и Евразийский Союзы, чтобы все партнёры по Союзу в одно мгновение, с легкой руки правозащитников, превратились в жертв СССР, требующих от России компенсаций.

Минфин тоже понимает, что на самоубийство денег в бюджете нет.

Про минобороны я вообще молчу.

То есть, затея безнадежная.

Но это если действовать по-честному. А никто так действовать не будет.

Я, как видите, дорогие читатели, последовательно предсказывал все действия этой парочки, и все мои предсказания неуклонно сбывались. Предскажу-ка я и в этот раз. И вот тогда будет окончательно ясно, «кто из ху».

Дело в том, что в связи с выборами и связанными с ними болотными митингами у господ Караганова и Федотова возникло окно возможностей. Федотов уже пытался его использовать, оторвавшись от неуклонного исполнения Положения о Совете и предложив свой Совет при президенте как дискуссионную площадку между митингующими несистемными оппозиционерами и президентом. Не свезло. Но не всё ещё кончено.

Есть ещё рецепт. И я полагаю, что он обязательно будет использован.

В свете предложения, выдвинутого президенту РФ Дмитрию Анатольевичу Медведеву борцом с антинародным режимом Сергеем Удальцовым – отменить выборы и остаться Президентом ещё на два года, то есть, совершить государственный переворот, результаты которого для президента и для страны я описывал в статье «Либероидная диктатура при слабом царе» – у десталинизации нарисовались определённые перспективы.

Главное – уговорить Дмитрия Анатольевича «взять бармы». Это единственный шанс и для «десталинизации», и для «болотников», и для «соседушек». Тем более, что они уже все зримо связаны: и либеральные губернаторы Кировской области, возлагающие цветы на могилы эсэсовцев, и латышские послы, и десталинизаторы, и Юргенсы с Гонтмахерами, и телеканал «Дождь», и Высшая Школа Экономики с проектами новой Конституции и люстрациями, и все остальные. И венчает всё персона, имеющая прямой доступ к ушам Дмитирия Анатольевича.

Уговаривать будут все. Уговаривать надо много. Дело-то – нешуточное. Потому что чтобы отменить выборы, надо поменять Путина и Ходорковского местами. Иначе – никак.

Поэтому сейчас всем этим людям будет открыт прямой доступ к Дмитрию Анатольевичу. И вот в прямом доступе президенту можно будет предложить на подпись документы, не прошедшие положенного согласования. Например, о назначении Михаила Федотова главным опричным десталинизатором всея Руси. В обмен на лояльность симпатизирующих десталинизации сепаратистов и неонацистов в качестве пехоты в том случае, если Дмитрий Анатольевич решится на переворот и репрессии, то есть люстрации.

Вот если всего этого не будет, то можно сомневаться относительно сути наших правозащитников. А вот если Михаил Александрович рыпнется, – то вопрос можно считать подлежащим окончательному лингвистическому решению.  

Полностью здесь - http://www.odnako.org/blogs/show_16159/


Tags: "десталинизация", "общечеловеки", либерастия
Subscribe
promo sandra_nika март 12, 2019 14:48 8
Buy for 10 tokens
В те дальние-дальние годы, когда не было не только интернета, но и персональных компьютеров и игровых приставок, мы, советские дети, играли в настольные развивающие игры, которые были куда полезнее современных компьютерных игр… Теперь настольные игры вышли из моды - все сидят вставив в уши…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →