Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Беседа с А. Прохановым.

Беседа главного редактора Информационно-аналитического портала «Евразия» Валерия Коровина с писателем, главным редактором газеты «Завтра» Александром Прохановым.



- Александр Андреевич, хотелось бы поговорить в первую очередь об Изборском клубе. Очень много позитивных отзывов я сам лично слышал от совершенно разных людей. Хотелось бы, по прошествии некоторого времени, чтобы Вы зафиксировали позицию, которая достигнута после проведения этого мероприятия - учреждения клуба. Несколько отдышавшись, оглядевшись - что можно зафиксировать? Что действительно достигнуто этим жестом?

- Я недавно был в Сарове. Там разрабатывается новая термоядерная энергетическая установка. Смысл установки в том, что в мишень с разных направлений и под разными углами одновременно бьют лазерные лучи. Они поджигают мишени, возникает плазма, из которой излетает энергия. Сложность этой системы в том, чтобы эти лазерные лучи направлялись точно в цель одновременно, синхронно, неискаженно, эффект заключается в фокусировке этих лучей.

В каком-то смысле Изборский клуб и есть эта ядерная установка. Все составляющие этот клуб, все его члены - это лазерные лучи. Каждый из этих лучей самодостаточен. Он привык стрелять в мироздание под своим углом, со всей своей интенсивностью. Собрать все эти лучи вместе, организовать, побудить их бить своей ослепительной силой в одну точку и зажигать мишень - это большая организационная работа, которая ничего бы не стоила, если бы не произошло чудо. Я думаю, что создание Изборского клуба и есть своего рода чудо. Все составляющие наш клуб люди двигались к нему разными путями с разными скоростями. У всех них своя эволюция взглядов, и они все сегодня сошлись на таком вот национально-патриотическом государственном миросознании. Сошлись, как братья, как товарищи, как члены ордена. (Чего-чего?)

- В этой связи стоить отметить, что были и негативные реакции, в частности, высказывание Игоря Юргенса, директора Института стратегического развития, который сказал, что ему Изборский клуб «очень не нравится». Он опасается того, что эта инициатива заинтересует власть и станет доминирующей в плане формирования идеологии государства. Также есть другие отзывы либеральных экспертов и политологов, которые либо осторожно, либо критично воспринимают данную инициативу. В чём, в таком случае, Вы видите угрозу этому начинанию?

- Право, либералы очень встревожены, потому что до сего момента они господствовали в идеологической сфере, в идеологическом небе, и вдруг появились машины, самолеты, которые вылетели навстречу и дают им в этом небесном пространстве воздушный бой. Что может остановить Изборский клуб? А что может остановить скорость света? Мне кажется, ничего не может остановить.

Впрочем, у власти сейчас безвыходная ситуация. Власть по существу деидеологизирована в условиях, когда в мире происходит схватка идеологий, и над Россией сужается столкновение огромных и великих мировых идеологий. У России же идеологии нет, и поэтому Россия и её власть безоружны. По существу Изборский клуб создаёт оружие. Мы являемся оборонным предприятием, на котором создаются не самолеты, не подводные лодки, не танки, но мощный военный инструментарий, который сразу же, с конвейера поступает на поле боя.

- В чем, на Ваш взгляд, состоит главная угроза нашему государству на сегодняшний день, перед чем оно может не устоять? И какие шаги нужно предпринимать в экстренном порядке для того, чтобы предотвратить эти угрозы, если брать текущий момент именно для государства?

- Угроза нашему государству системна. А системный кризис и системная угроза не поддаются математическому исчислению. Таких угроз может быть тысячи, каждая из которых в зависимости от величины, является смертельно опасной, потому что она детонирует лавинообразное крушение всей государственной системы. Но сейчас государство столкнулось с либеральной угрозой. И этот либеральный таран, либеральная стенобитная машина, которая в полную меру заработала в русской истории в конце XIX века и раздолбила романовскую централистскую государственность, монаршескую империю, затем, после победы Февраля и победы Октября 1917 года, продолжала перемалывать остатки романовской имперской цивилизации, расчищая место для какой-то другой цивилизации, другого государства.

Затем эта машина усилиями Сталина была остановлена, разгромлена, и вновь было выстроено традиционалистское, во многом, евразийское, красное имперское государство, которое замедлило и законсервировало работу этой либеральной мировой машины. Но эта машина вновь таинственными во многом способами получила возможность раскрутиться в недрах советской цивилизации и уничтожила её. После её уничтожения в 1991 году вновь началась работа по расчистке пространства и создания всё того же, несостоявшегося в начале ХХ века, иного государства. Это государство практически было создано на костях Советского Союза и на костях простого русского населения. И таинственным, во многом опять необъяснимым образом, как в сталинские времена, на пути этой либеральной машины возник Путин, который и стал её останавливать. Он не остановил её полностью, сегодня она продолжает работать, и мы всё ещё имеем дело с мощной, гигантской, либеральной, антирусской машиной, разбивающей в прах наше хрупкое, нестойкое и несовершенное, до конца не состоявшееся путинское государство, государство-недоносок.

Драма сегодняшнего идеологического момента в том, что сталкиваются хорошо отработанная либеральная идеология, оснащённая политологией, политтехнологией и реальной политикой, и это хрупкое, во многом рефлексивно действующее, путинское государство. И схватка этих двух машин предрешена, если путинское государство не оснастит себя в кратчайшее время ресурсами.

Один из таких ресурсов, как полагает Путин, - это экономический оборонный рывок, который он предложил стране. Драма сегодняшнего государства не только в том, что на него набросилась либеральная стихия, а в том, что сегодняшнее государство отчуждено от народа…

- А не кажется ли Вам, что вот эти проблемы, о которых Вы говорите, мировоззренческие проблемы, проблемы некоего отчуждения народа от власти связаны, в том числе, с тем, что Путин, помимо очевидных державных черт, носителем которых он является, и помимо того, что он осуществил серьёзные шаги по собиранию России и спасению её от распада и падения в пропасть, так же, с равным соотношением является носителем неких либеральных черт?

- Это верно. Есть два Путина, и они сражаются друг с другом. Но я думаю, что инстинкт биологической жизни, даже не инстинкт государя, а инстинкт жизни заставляет его выбирать из двух Путиных одного - того, который восстановит страну. Я думаю, что Путин эволюционирует, он не дан как некая константа, он находится в динамике, достаточно сложной, но очевидной. Точно так же эволюционировал и Сталин. Я не знаю, была ли сталинская эволюция реальной эволюцией или это была эволюция, свидетельствовавшая о том, что у него, у Сталина, появлялась всё большая и большая степень свободы. Он сбрасывал с себя предложенные ему в начале его карьеры условия.

Может быть, и Путин, повторяя этот сталинский опыт, постепенно освобождает себя от разного рода обязательств, потому что он принял страну в момент, когда она была оккупирована. Он принял оккупированную Россию, и, по существу, на этот пост его утвердил именно оккупационный режим. И надо отдать должное его проницательности, пластичности, виртуозности - он сумел в условиях оккупации выиграть довольно большие степени свободы для страны. И продолжает их завоевывать. Но, конечно, ему придется совершить революцию в себе самом.

- Патриотическую? Консервативную?

- Он должен совершить революцию в себе самом и сбросить иго. Как в своё время сбрасывали его наши великие князья. Я жду, что он это сделает, и наш клуб будет всячески этому содействовать. Эта революция должна привести Путина к идее традиционалистского государства и традиционного лидера. В той революции, которую он затеет, и которую мы будем стимулировать в нашем клубе, роль лидера непомерно огромна.

- А не слишком ли долго он эволюционирует с учётом того, что история сжалась, время спрессовалось, и у нас уже нет такого люфта, какой был в начале ХХ столетия, когда Сталин, эволюционируя, позволял себе, трансформировать государство от исключительно левого курса к национал-большевистскому, имперскому.

- Конечно, хотелось бы, чтобы преображение наступило моментально, мгновенно. Но, я думаю, что его медлительность, противоречивость обусловлена обстоятельствами, часть которых нам известна, часть - нет.  А что касается исторических скоростей, то это вещь относительная, потому что когда происходит чудо, оно вообще не имеет дела с такой категорией, как время, как, впрочем, и с такой категорией, как пространство. Преображение позволяет осуществлять скачки через целые исторической эпохи.

Полностью здесь  - http://evrazia.org/article/2099

ЗЫ: От себя добавлю - если г-да "изборцы" станут принимать к себе личностей вроде го-на  Делягина, ничего из их клуба не выйдет....



Tags: идеология, либерастия
Subscribe
promo sandra_nika march 12, 14:48 8
Buy for 10 tokens
В те дальние-дальние годы, когда не было не только интернета, но и персональных компьютеров и игровых приставок, мы, советские дети, играли в настольные развивающие игры, которые были куда полезнее современных компьютерных игр… Теперь настольные игры вышли из моды - все сидят вставив в уши…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment