Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Приходские истории.

Замечательные приходские истории от батюшки…

Боль.

Моя юность выпала на 80-е годы прошлого века. Мог ли я тогда представить, что через несколько лет нас накроет наркотический девятый вал, и я буду через день отпевать несчастных мальчишек? - Только в страшном сне.

А уж то, что главной темой каждого из дней грядущего XXI века станет тема «продвижения в массы» гомосексуализма? - Вообще немыслимо.

Мы читали романы Ивана Ефремова и мечтали о покорении далёких галактик, а вместо галактик получили то, о чём даже неудобно говорить вслух. Теперь уже и педофилы о своих правах заявляют. О правах!

Какая боль... Уж лучше бы я остался в прошлом. Трижды, будучи офицером, писал рапорт с просьбой отправить меня в Афганистан и трижды мне отказали...

«Трудно быть Богом»

Моя знакомая, добрая верующая христианка, в разговоре со мной, вздохнула и неожиданно произнесла:

- Трудно быть Богом, батюшка. Ох, как трудно. Мне ведь даже иногда жалко Его становится.

Прокручиваю в голове курс догматического богословия. О чём там только не говорится, но такой темы точно нет.

- С чего это ты, Петровна, Бога-то жалеешь?

- Да вспомнилось, вот. Лет восемь назад, когда мы ещё по квартирам пожертвования на храм собирать ходили, зашла я и к своей старой знакомой. Обнялись, расцеловались.

- Тоня, я к тебе. Мы на храм ведь собираем, давай жертвуй.

Та отвечает: «Ага!». И подаёт мне десятку.

- Ты чего, Тонь?! Мы же на храм собираем? Соседки твои, все, кого ты «плохими» называешь, кто по 50, кто по 100, а то и по 200 рублей дают, а ты... Даже неудобно, подруга.

- Так я в магазин собралась. Купить надо много чего. И перечисляет:

- Масла, молока, хлеба, колбасы кило и т.д.

- Тонь, ради храма, может, ты на полкило колбаски-то меньше купишь? Я же к тебе по такому делу, может, больше никогда и не приду.

Она аж оторопела:

- Ты чего, Петровна?! Такое мне предлагаешь. В колбасе себе отказать?! Да разве ж я своей желудок с твоим храмом сравню?

Обиделась я на неё и целый год не звонила. А тут она сама приходит. Говорит, заболела очень. В желудке нашли страшную болезнь. Научи, что мне теперь надо делать.

Ой, обнялись, поплакали.

Вот я её в храм и повела: и на исповедь, и на соборование, и на причастие. Теперь в церковь ходит, молится. И болезнь странным образом замерла. Исчезать не исчезает, но и расти не растёт.

И думаю: будь я Богом, так за те ее слова взяла бы тогда мухобойку, хлопнула разок - и нет человека.

Бог - не мы: Он, вишь ты, не обиделся и пожалел. Душу неразумную пожалел. Вот я и говорю: это как же всё время терпеть, смиряться и постоянно прощать... Трудно быть Богом, батюшка.

Про кукушку

Утром просыпаюсь и думаю, а ведь сегодня мне стукнуло уже ого-го сколько годов! Лежу, размышляю о бренности этого мира и вдруг слышу кукушку.

Ну и, разумеется, спрашиваю:

- Кукушка, кукушка, я уже столько лет по земле хожу. Ты не знаешь, сколько мне ещё осталось?

Та в ответ «ку-ку» да «ку-ку». А я считаю и радуюсь. Потом думаю: что-то многовато. Нет, это уже слишком. И, наконец: она что, надо мной издевается?!

Матушка, услышав, как я возмущаюсь, заглянула ко мне в комнату:

- Ты чего тут шумишь?

Я жалуюсь ей на кукушку. Матушка удивляется моей непонятливости:

- Тебе накуковали жизнь вечную, а ты, эх. А ещё христианин!

Про «стрижку купонов»

У нас в деревне один дяденька выбраковал несколько бесплодных несушек, и одну из них, маленькую, тощую и кривую на один глаз, почему-то принёс и пожертвовал нам в храм (Моё примечание: ну да – «на тобi, Боже, що нам негоже…»).

- Вот, супчик, может, какой сварите, да и меня под этот супчик добрым словом помянете.

Курицу мы взяли, а шею ей свернуть ни у кого рука не поднялась. В общем, прижилась она у нас. Насест ей сварганили, защиту от ворон придумали. И вот живёт у нас уже несколько месяцев и, что характерно, несётся практически каждый день.

Зина, наша староста, приносит в трапезную очередное яйцо и говорит:

- Сегодняшнее, тёплое ещё.

Потом перекрестится и добавит:

- Помяни, Господи, раба твоего Ивана Ивановича с чадами и домочадцами.

Дядька тот рассчитывал, что съедим мы его курочку, да и помолимся за него разок. А птичка, тварь Божия, заставляет поминать его уже несколько месяцев кряду каждый день.

Вот так у Господа всегда бывает: сделал ты вроде бы разовое доброе дело, а получается, что долго потом еще с него «купоны состригаешь».

Полностью здесь –

http://ruskline.ru/monitoring_smi/2013/06/27/trudno_byt_bogom_batyushka/?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter


Tags: притча, церковь
Subscribe
promo sandra_nika march 12, 2019 14:48 8
Buy for 10 tokens
В те дальние-дальние годы, когда не было не только интернета, но и персональных компьютеров и игровых приставок, мы, советские дети, играли в настольные развивающие игры, которые были куда полезнее современных компьютерных игр… Теперь настольные игры вышли из моды - все сидят вставив в уши…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments