Сандра (sandra_nika) wrote,
Сандра
sandra_nika

Учёным пора выбирать, какому государству служить - своему или чужому...

Эксперт ИА REX, правозащитник Ефим Андурский (очень рукопожатный человек и правозащитник) считает, что науке нужно, наконец, определиться, кому служить: обществу или государству...

Ефим Андурский:

До поры, до времени РАН не испытывала нужды в реформах. И пробудилась только тогда, когда государство взялось за ее реформирование. И полетели телеграммы родных и близких известить. Вот, что, к примеру, пишут авторы Обращения в оргкомитет Конференции работников РАН «Настоящее и будущее науки в России. Место и роль РАН». «Для решения задач развития России, необходимо обязательно сохранить РАН как независимый субъект, опору государственности, осуществляющей фундаментальные и поисковые исследования.

РАН – это последний бастион свободной мысли, творчества и подлинной, неимитационной демократии, разрушение которого окончательно закрепит итоги 25-летнего периода упадка и деградации страны, перечеркнёт все надежды на национальное возрождение России в будущем».

А у меня почему-то возникают смутные подозрения в том, что праведный гнев академической науки обусловлен лишь тем, что государство посягнуло на ее интересы. Вот не было бы такого посягательств, РАН спала бы и дальше.

Авторы Обращения не понимают, что у государства своя игра, и что в этой игре места науке нет. Науке пора выбирать кому служить. То ли обществу, содействуя укреплению контроля над распоясавшимся государством. Ну, или продолжать прислуживать государству. Отрабатывая свой кусок хлеба…

ИА REX: Есть ли проблема главного научного выбора?

У наших товарищей учёных, как и у всех прочих креаклов, правозащитников, хипстеров и демократических журналистов есть одна проблема – они инфантильны и до сих пор воображают, будто они свободны, и могут выбирать, кому служить - государству или «обществу». А на самом деле учёные и другие креаклы куда более зависимые люди, чем пролетариат - дело в том, что пролетарии нужны всегда и везде, а вот учёным и другим креаклам хорошо живётся только в стабильном, сильном государстве, способном финансировать научные исследования и искусство. И потому дестабилизация обстановки и ослабление или даже развал государства бьёт в первую очередь по учёным – они сразу оказываются даже в худшем положении, чем пролетариат. Проиллюстрируем эту простую истину примером. 90-е годы. Государство разрушено, наука не финансируется, научно-исследовательские институты в массовом порядке закрываются. Уволенная из НИИ уборщица тётя Маша, ранее вытиравшая полы за академиками и профессорами за сто рублей в месяц, тут же устраивается в офис. Там она продолжает заниматься своим делом, то есть мытьём полов, с той лишь разницей, что теперь она моет полы не за профессорами, а за братками… то есть за бизнесменами, и не за сто рублей, а за сто долларов в месяц. А вот уволенный из НИИ профессор, в отличие от тёти Маши, своим делом уже заниматься не может, и приходится ему выбирать – то ли в дворники идти (а это ему не по чину), то ли на рынке турецким тряпьём торговать, то ли эмигрировать.

Итак, учёные нужны только сильному государству, и потому рано или поздно каждому учёному действительно придётся делать выбор, но только выбор не между «кому служить – государству или «обществу», а выбор между «какому государству служить – своему или чужому?» Впрочем, можно ещё служить надгосударственным структурам – скажем, транснациональным компаниям. Но если кто-то думает, что служащий ТНК свободнее того, кто служит государству, то он очень ошибается - учёный, служащий ТНК, занимается отнюдь не тем, чем ему хочется, а тем, что ему заказывают и за что платят хозяева – а иначе и быть не может, кто девушку ужинает, тот её и танцует.

Так уж сложилось, что до сих пор товарищи учёные в массе своей служили не родному, а чужому государству. Что из этого вышло, нам хорошо известно: вот были когда-то такие себе дореволюционные учёные. Жили они неплохо - носили бобровые воротники, столовались в ресторанах, посещали театры – но жизнью своей довольны не были: всё им хотелось чего-то, не то конституции, не то севрюжинки с хреном. Потому-то они постоянно ругали правительство, корчили из себя либералов, всегда вставали на сторону «революционных студентов», и травили своих считающихся «реакционными» коллег. Кончилось всё это тем, что в один прекрасный день либеральные учёные обнаружили, что свет погас, отопление отключено, трубы лопнули, парадный вход забит досками, с лестницы убран ковёр, продукты надо получать по карточкам, а все калоши кто-то скоммуниздил. И встал перед теми учёными выбор – или приспосабливайся, ходи через чёрный ход и смирись с тем, что твои соседи теперь не буржуй Саблин и не сахарозаводчик Полозов, а товарищ Швондер из жилтоварщества, или садись на философский пароход… Ну, а что случилось в 90-е с недовольными «советским режимом» учёными, мы уже показали на примере профессора и тёти Маши…

Отсюда вывод: выбор действительно делать пора. Но чтобы его сделать, надо перестать рассказывать сказки про свободу и истинную демократию, и понять, наконец, что служить можно только своему государству – ну, или его врагам. Вот это и есть главным выбор, а всё остальное – от лукавого.

Другие мнения - http://www.iarex.ru/interviews/40709.html

Tags: наука или жизнь, общество, правозаSHITники
Subscribe
promo nemihail 14:10, yesterday 175
Buy for 20 tokens
Я бы даже сказал, что больше других, хотя ещё не вечер. Когда-то тут была промзона, а сегодня чуть ли не самая дорогая земля в Москве и в небоскребах тут живут очень богатые люди, ну или те, кто пытаются примазаться к богатым;) И вот она сила контраста, почти как в Таиланде, где под…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments